amigo3 (amigo3) wrote,
amigo3
amigo3

Category:

Верховный суд РФ разрешил нарушителям ПДД вторгаться в личную жизнь свидетелей

Недавно я получил определение судьи Верховного Суда РФ  Калининой Л.А. об отказе в передаче моей кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ по делу об оспаривании действий сотрудников ОГИБДД, ознакомивших правонарушителя с моими личными данными.

Последствия для развития гражданского общества и участия граждан в обеспечении правопорядка

Определение судьи Верховного Суда, конечно ужасно, несправедливо и незаконно. Оно создает в корне неблагоприятные условия для развития гражданского общества, поддержки гражданских инициатив в сфере предупреждения правонарушений и обеспечения правопорядка, активного участия граждан в сфере охраны общественного порядка, вопреки официальным декларациям государства (статьи 9, 10 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции"; подпункт а) пункта 4 Положения об Общественном совете при Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 28.07.2011 N 1027; абзац 4 пункта 2.2 подпрограммы "Обеспечение реализации государственной программы"  государственной программы Российской Федерации "Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности", утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 06.03.2013 N 313-р).

Правовая позиция Верховного Суда полностью и во всех случаях лишает свидетелей правонарушений конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, личную тайну (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ), права на уважение личной жизни (ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), ставит под удар их личную безопасность. Граждане с активной гражданской позицией, ставшие свидетелями общественно опасных правонарушений, оказываются в ситуации тяжелого морального выбора между стремлением к общественному благополучию в обмен на угрозу личной безопасности либо гражданским равнодушием как реакцией на незащищенность своих личных данных от правонарушителя.

Определение судьи Верховного Суда полностью копирует текст судебных постановлений нижестоящих судов, ссылающихся на ч. 1 ст. 25. 1 КоАП РФ, согласно которой правонарушитель имеет право знакомиться со всеми материалами дела, а, следовательно, по мнению судов и со всеми личными данными свидетелей, содержащихся в материалах дела. При этом все суды полностью проигнорировали мои доводы о нарушении конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, личную тайну, ссылки на Конституцию РФ в тексте судебных постановлений полностью отсутствуют! Как в таком случае судебные постановления могут быть законными и обоснованными? Где подтверждение того, что баланс прав и свобод правонарушителя и свидетеля соблюден в данном конкретном деле с учетом конкретных обстоятельств и содержания моих личных данных как того требует Конституция РФ?

Сегодня я отправил жалобу в Конституционный Суд РФ на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, примененной в конкретном деле. Это – единственный в России способ добиться соблюдения Основного закона.

История дела

О правовой стороне дела я еще напишу ниже, а сейчас поясню историю проблемы. Год назад я ехал по дороге и увидел, как один водитель совершил обгон в зоне действия знака 3.20 «обгон запрещен» на повороте с ограниченной видимостью, чем создал очень опасную ситуацию, угрожающую моей безопасности, а также безопасности других водителей.  Как  неравнодушный гражданин я подал в местное ОГИБДД сообщение об административном правонарушении, к сообщению приложил видеозапись нарушения.

Через несколько дней мне позвонил неизвестный человек и напористо начал требовать, чтобы я забрал свое заявление, угрожал мне наступлением неблагоприятных последствий в противном случае. При этом он обратился ко мне по имени и назвал все мои личные данные. Чуть позже я узнал, что сотрудники ОГИБДД ознакомили правонарушителя с материалами дела, в котором было и мое заявление, ссылаясь на часть 1 статьи 25.1 КоАП РФ. Я решил не огребать лишних проблем и попросил ОГИБДД об отзыве своего заявления. Мне пошли на встречу и дело об административном правонарушении закрыли на том основании, что якобы водитель незначительно пересек сплошную линию, поэтому состава нет.

Я решил обратиться в суд о признании действий сотрудников ОГИБДД, разгласивших мои личные данные, незаконными и нарушающими мои права на неприкосновенность частной жизни, личную тайну. В суде первой инстанции удалось выиграть, т.к. в деле были жуткие нарушения: сотрудники ОГИБДД ознакомили нарушителя, строго говоря, не с делом об административном правонарушении, а с материалами проверки по моему обращению, которая проводится в соответствии с Административным регламентом, утвержденным Приказом МВД РФ от 12.12.2011 N 1221. Это разные производства. Заявление о правонарушении согласно п. 169 этого регламента должно содержаться именно в материалах проверки. Однако сотрудники ОГИБДД на такие тонкости не обращают внимания, как впрочем, и многие суды. Спасибо судье Комаровой Е.В. за мужество и за то, что защитила мои права как могла.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда отменила решение суда и отказала в удовлетворении моих требований, сославшись на уже упоминавшуюся часть 1 статьи 25.1 КоАП РФ. Обжалуя апелляционное определение, я дошел до Верховного Суда, но тщетно. Заставить суды общей юрисдикции напрямую применять Конституцию РФ невозможно, несмотря на прямые указания ГПК РФ (части 1,2 статьи 11, абзацы 1, 6 статьи 215).

Возражения оппонентов

К сожалению, в отзывах на мой первый пост в синих ведерках практически не было слов одобрения и поддержки. Люди ставили себя на место правонарушителя и приходили в ужас от мысли, что они могут быть привлечены к ответственности (лишены прав, подвергнуты административному аресту, крупному штрафу) по показаниям несуществующего свидетеля, о котором они ничего не смогли бы узнать в случае, если бы Верховный суд принял обратное решение. Этот страх я видел в глазах и многих уважаемых адвокатов, которые каждый день сталкиваются с произволом правоохранительных органов и преследованием ни в чем не повинных людей на основании “секретных свидетелей” и “секретной оперативной информации”. Эти опасения не беспочвенны и я их полностью разделяю. Это ужасно и, конечно же, недопустимо. Но я предлагаю не это.

Чтобы прояснить свою правовую позицию, я приведу наиболее распространенные возражения и ответы на них, основанные на конституционно признаваемых принципах и подходах.

Возражение №1: Лицо, привлекаемое к ответственности, на основании ч.1 ст. 25.1 КоАП РФ имеет право знакомиться со всеми материалами дела, а значит -  и с личными данными свидетеля, которые содержатся в деле.

Право знакомиться с материалами дела я не оспариваю. Пусть знакомится на здоровье сколько угодно, но до тех пор, пока не нарушаются права и свободы других лиц, а также интересы государства. Это фундаментальный универсальный правовой принцип баланса прав, заложенный в части 3 статьи 17 Конституции РФ.

Я всегда привожу пример: если в материалах дела содержится государственная тайна - то нарушитель тоже с ней может беспрепятственно знакомиться? Пока что ни один человек и ни один суд не ответил на этот вопрос. Ответ потому что очевиден – государство не допустит нарушения интересов своей безопасности и конституционной целостности.

Личные данные свидетеля тоже составляют охраняемую законом личную тайну (ч. 1 ст. 23, ч.1 ст. 24 Конституции РФ), свидетель тоже имеет право на неприкосновенность частной жизни, которое в информационном плане трактуется Конституционным Судом РФ как возможность контролировать информацию о самом себе и препятствовать ее разглашению без своего согласия.

Согласно практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) разглашение информации личного характера уже само по себе является вторжением в личную жизнь человека и, поэтому, является нарушением права на уважение личной жизни. Поэтому Верховный Суд без преувеличения в прямом смысле разрешил правонарушителям вторгаться в личную жизнь свидетелей.

Таким образом, на примере с государственной тайной можно убедиться, что должен соблюдаться баланс прав нарушителя и свидетеля. Однобокое применение ч.1 ст. 25.1 КоАП РФ и полное игнорирование  ч. 1 ст. 23, ч.1 ст. 24 Конституции РФ не допустимы. Указанные права нужно взвешивать на "весах" конституционных принципов и смотреть что важнее – право нарушителя на получение личных данных свидетеля или право свидетеля на личную тайну. А это равновесие должно определяться в каждом конкретном деле с учетом содержания личных данных свидетеля и степени их реальной необходимости для лица, привлекаемого к ответственности.

Возражение №2: «Получается, права заявителя – это круто, а права того, на кого заявили - смешная ничего не значащая фигня».

Ситуация полностью симметрична! Сейчас получается с точностью до наоборот: нарушитель может творить что угодно, зачастую необоснованно вторгаться в личную жизнь свидетелей, а законопослушные граждане загоняются в угол, вынуждены прятаться, подставлять липовые адреса, указывать абонентские ящики вместо адреса, и т.д.

Возражение полностью опровергается путем его инвертирования.

Возражение №3: Право знакомиться с материалами дела необходимо для судебной защиты.  Не должно быть никаких анонимных доносов, иначе это приведет к произволу правоохранительных органов и даст им возможность наказывать кого угодно по липовым показаниям.

Во-первых, анонимное заявление – это заявление, исходящее от неустановленного лица. В рассматриваемых случаях заявление подписано гражданином по всем требованиям закона. Поэтому возможность судебного контроля заявлений о правонарушениях никуда не исчезает. Суд имеет полный доступ к материалам дела (и к государственной тайне, насколько знаю, тоже, по крайней мере, в судах субъектов РФ).

Во-вторых, каким образом личные данные свидетеля могут помочь защите правонарушителя? Какую объективную информацию они содержат о составе административного правонарушения, обстоятельствах и причинах его совершения?? В силу своей природы они относятся к сфере личной жизни свидетеля, а не правонарушителя. Я допускаю случаи, когда “доносы” могут подавать злейшие враги предполагаемого нарушителя, используя закон в качестве инструмента наказания. Поэтому знание фамилии “доносчика” иногда может прояснить ситуацию. Но для чего даже в таких случаях нужно передавать телефон и адрес электронной почты свидетеля?? Как они могут помочь нарушителю в целях своей защиты?

Таким образом, разрешение на ознакомление с личными данными свидетелей я считаю допустимым в некоторых случаях, но оно должно даваться дифференцированно по каждому виду личных данных (Ф.И.О., адрес жительства, и т.д.) и обязательно при наличии хотя бы минимальных оснований  для этого. Сейчас же ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ эти требования в буквальном толковании не учитывает.

В-третьих, блокирование доступа к личным данным свидетеля не исключает его явки в суд. Если нарушитель сомневается в реальности свидетеля, нет проблем – заявляй мотивированное ходатайство о вызове свидетеля. Суд, если сочтет это необходимым, вынесет решение о вызове свидетеля в суд. Нарушитель сможет задать свидетелю все интересующие его вопросы. Где здесь анонимность или нарушение прав на защиту?

Уже сейчас КоАП РФ не препятствует реализации описанного выше порядка. Кроме того, вполне адекватный механизм защиты личных данных свидетелей и их необходимого раскрытия описан в УПК РФ (часть 9 статьи 166, части 5, 6 статьи 278). Необходимо аналогичный порядок перенести и в КоАП РФ.

Правонарушитель должен обосновать, зачем ему нужны те или иные личные данные свидетеля, а уж судья или иное должностное лицо, рассматривающее дело, должны принимать мотивированное решение – знакомить с личными данными или нет с учетом содержания личных данных свидетеля и степени их действительной необходимости для правонарушителя. Причем, должна быть возможность обжаловать это решение в суде. Тогда будет состязательность, будет обеспечено равноправие и баланс прав и законных интересов всех сторон дела. Сейчас же обжаловать ознакомление с личными данными свидетеля фактически нельзя, поскольку суды общей юрисдикции отказываются применять Конституцию РФ.

Указанное правило должно быть явно прописано в КоАП РФ, а ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ должна как минимум содержать оговорку “за исключением сведений, ознакомление с которыми может нарушать права и законные интересы других участников производства, публичные интересы государства”.

Возражение №4: Свидетель по своей инициативе пишет заявление о нарушении, сам указывает свои личные данные (номер телефона, адрес электронной почты), его никто не заставляет, поэтому он должен отдавать себе отчет в том, что с этими материалами вправе ознакомиться нарушитель. Тут уже нет речи ни о какой "частной жизни".

Гражданин потому и обращается в полицию, что неравнодушен к произошедшему нарушению, сознает степень его общественной опасности. Обращение в государственный орган – хотя и является само по себе публичным действием, не может считаться основанием для признания Ф.И.О., адреса жительства, телефона и т.д. выходящих за пределы личной жизни. Указание Ф.И.О., адреса – является требованием закона и гражданин практически не имеет возможности обойти это требование (я не рассматриваю унизительное указание «чужого» адреса, абонентского ящика, и т.п.). Указание номера телефона и емэйла делается исключительно для удобства оперативной связи сотрудником полиции и вовсе не свидетельствует о согласии передавать эти данные правонарушителю.

Указанное возражение можно довести до абсурда: если ты пишешь заявления о нарушениях, то ни о какой личной жизни теперь не рассчитывай – государство после этого может полностью вторгаться в сферу частной жизни, полностью ее контролировать. Да, иногда так и происходит, но это абсурдно, поскольку приводит к беспределу.

Возражение №5: Конституция защищает граждан от НЕЗАКОННЫХ посягательств на их частную жизнь, а в данном случае в ознакомлении нарушителя с личными данными свидетеля нет ничего противозаконного.

Что является критерием законности? КоАП РФ или Конституция РФ? Безусловно, нужно соблюдать законы и ориентироваться на их предписания. Но не нужно забывать, что есть еще и Конституция  как высший закон, которой КоАП РФ может не соответствовать.

Конституция – этот и есть стандарт законности, эталон законности, образец для всех остальных законов, принятых для ее исполнения. Конституция пронизывает все законы и должна учитываться при разрешении любого дела. Кроме того, этот не просто свод принципов и ценностей, это и есть Закон, который должен применяться как и все остальные законы.

Разглашение личных данных свидетеля незаконно по той причине, что оно нарушает  ч.1 ст. 23, ч.1 ст. 24, ч. 3. ст. 55, ч. 3. ст. 17 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о правах человека и основных свобод.

Возражение №6: Конституция сама указывает, как и в чем ее можно ограничить, а ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ как раз такое основание для ограничения.

Любая норма закона, устанавливающая ограничение прав человека должна отвечать следующим обязательным критериям:
- она должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, исключающей расширительного или двусмысленного толкования, а следовательно и произвольного ее применения. Европейский суд по правам человека называет это требованием “качества закона”.
- ограничение должно быть “необходимым в демократическом обществе”, обеспечивать баланс прав частных лиц и публичных интересов.

Так вот, ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ не отвечает указанным выше конституционным принципам, т.к. допускает расширительное толкование (разрешает знакомить даже с государственной тайной) и не обеспечивает баланс прав, о чем было написано выше. Следовательно, ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ не может считаться допустимым ограничением прав свидетеля на неприкосновенность частной жизни.

Возражение №7: С угрозами нужно бороться не блокированием доступа к личным данным, а путем  обращения в полицию по фактам угроз.

Во-первых, разглашение личных данных уже само по себе является неправомерным вторжением в личную жизнь, даже если угроз не поступало. Не нужно путать теплое с мягким. Это абсолютно разные вещи.

Во-вторых, существует тысяча способов нагадить свидетелю, не переступая УК или даже КоАП. Обращения в полицию ни к чему не приведут, т.к. в действиях угрожавшего лица они “не усмотрят” состава преступления или правонарушения. В худшем случае угрожавшее лицо снова ознакомится с заявлением потерпевшего, опять посыпятся угрозы, и т.д.

В-третьих, известно как работают наши правоохранительные органы. Либо не удастся установить лицо, причинившее вред имуществу или здоровью свидетеля, либо не удастся доказать, что именно оно совершило преступление.

В любом случае, нужно устранять причину “заболевания”, а не лечить ее последствия.

Послесловие

Сегодня я подал жалобу в Конституционный Суд на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, примененной в конкретном деле. Доводы жалобы в целом описаны выше. Хочется верить, что КС РФ поможет. Но в любом случае он не является эффективным средством правовой защиты.

Если КС РФ откажется признавать часть 1 статьи 25.1 КоАП РФ не соответствующей Конституции РФ, то это будет серьезным ударом по репутации Конституционного Суда, имиджу правовой системы России, доверию человека и гражданина к государству в целом.

В последнее время произошло очень много резонансных ДТП, которые привели к гибели людей. Во многих случаях водители были в состоянии алкогольного опьянения, неоднократно лишались  прав или имели множество штрафов за нарушение ПДД. Всякий раз после очередного такого случая депутаты пытаются ужесточить наказание. Это абсурд. Нужно усиливать не наказание, а эффективность контроля за водителями. Органы ГИБДД выявляют лишь малую долю правонарушений.

Мое предложение, которое уже давно реализовано в развитых странах, - это общественный самоконтроль.  Я контролирую вас, а вы контролируете меня. Если я нарушу ПДД, я буду также отвечать. Но определение Верховного Суда по делу, с которого я начал этот пост, создает правовые препятствия для реализации механизма общественного контроля. Личная безопасность для человека всегда будет важнее безопасности общественной.

За прошедший с тех пор год я был свидетелем множества очень опасных нарушений ПДД, в том числе водителями маршруток, в которых перевозились люди. Кто знает, когда слышишь об очередном ДТП с участием автобуса или маршрутки, невольно думаешь “водителя можно было вовремя остановить”. Но признаюсь честно: оставаясь незащищенным от вмешательства правонарушителей, я больше не могу помогать государству “в сфере предупреждения правонарушений и охраны общественного порядка”, даже если от моего бездействия могут пострадать люди.


PS. Пожалуйста, распространите эту тему, чтобы повысить шанс на положительное решение проблемы.
Tags: Конституционный Суд, защита прав, неприкосновеность частной жизни, несправедливость, общественный контроль, правонарушения, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments